Свежие комментарии

  • Сергей Баранов
    Интересно, а сколько будет воплей и истерики, если, к примеру, разведку Кубы и Венесуэлы отдадут под контроль России?...Провалы и некомпе...
  • Юрий Слитинский
    Азерам, Карабах, что 5 колесо, они на этих горных, каменистых склонах не жили, и, жить не будут! Их цель - Араратская...Зачем Пашинян злы...
  • Виктор Шиховцев
    ВСУ периодически совершает геройские поступки и "спасает" страну. Половину этих случаев они там у себя в кабинетах пр...В Одессе перехват...

Варфоломей предельно конкретизирует пути неминуемого слияния с Ватиканом

Варфоломей предельно конкретизирует пути неминуемого слияния с Ватиканом

7 октября 2020 г. 13:57:29

Варфоломей предельно конкретизирует пути неминуемого слияния с Ватиканом

Все условия слияния с католичеством выполнены – за исключением одного «чисто символического вопроса»

Глава греческой архиепископии США (в юрисдикции Экуменического патриархата) Елпидофор Ламбриниадис выступил в иезуитском университете Нью-Йорка с лекцией «Будущее православно-католических отношений в США».

Елпидифор не просто наместник Варфоломея в метрополии (стамбульский Фанар – фактически «церковный» отдел Госдепа США) и его наиболее вероятный на сегодня преемник (после провала в Западной Европе конкурента Эммануэля, допустившего уход тамошней русской архиепископии под Московский патриархат). Как «рафинированный ЦРУшник», Елпидифор – действующий серый кардинал Экуменического патриарха. Он оглашает разного рода антиканонические инициативы и обкатывает их на международных и межконфессиональных площадках, прежде чем Варфоломей внедрит их на «вселенском уровне». В этом ракурсе и следует рассматривать «будущее православно-католических отношений», как оно видится упомянутым персонажам.

Варфоломей предельно конкретизирует пути неминуемого слияния с Ватиканом

Во вступлении к лекции докладчик указал на «исторические предпосылки» этих отношений, приведя даже «прорицания»: «В 1965 году, совершив глубоко пророческий жест, папа Павел VI и Экуменический патриарх Афинагор совместно решили – в качестве видимого знака своего желания восстановить узы евхаристического общения, которые были утеряны на протяжении веков – одновременно снять отлучения от церкви 1054 года».

Другими словами, Экуменический патриархат уж более полувека считает папу членом Церкви.

Вселенская Церковь данный акт не приняла. В частности, патриарх Московский Алексий I уведомил Афинагора: «Богословского значения для всей Полноты Святой Православной Церкви этот акт, по нашему мнению, не имеет». А главе Элладской церкви архиепископу Хризостому предстоятель РПЦ пояснил: «...богословского значения не имеет, ибо разделение Церквей Католической и Православной слишком глубоко и для преодоления его в настоящее время нет соответствующих оснований».

Варфоломей отношения с папами довёл до взаимного участия в мессах-«литургиях». В итоге, как констатирует Елпидифор, «диалог двух церквей-сестёр» достиг «плодотворного созревания» и вселил «уверенность, позволяющую взяться за сердце наших конфессий»: именно «сегодня, более чем когда-либо» православные и католики могут «предвкушать объединение наших церквей через заново открытый опыт общения». «Достижения» же в этом диалоге, «которых не должно стесняться» «из-за их смелости и отваги» состоят в следующем:

– взаимное признание;

– общее исповедание веры;

– принятие разнообразия;

– совместный литургический опыт;

– миссия и евангелизация;

– обновление и реформы;

– признание роли папского престола.

Варфоломей предельно конкретизирует пути неминуемого слияния с Ватиканом

Именно понимание папского достоинства – «то, как мы определяем власть в Церкви», – по мнению представителя Фанара, «будет напрямую влиять на нашу способность жить и существовать как единая Церковь». Елпидифор, правда, «уточняет», что его шеф (не тот, что шеф ЦРУ, а тот, что «президент Тела Православия») «говорит о первенстве любви, чести и служения». Но так ли это на самом деле?

Вообще-то, о первенстве чести (но не католического папы, конечно) говорят каноны. А о первенстве служения – Сам Христос («Больший из вас да будет вам слуга»), Который и есть воплощение Первенства Любви. Варфоломей же маниакально настаивает на своём первенстве среди православных иерархов не чести, но власти. И на этом основании творит раскол в мировом православии. Следует ли отсюда, что он готов передать «первенство власти» папе при грядущем слиянии с «церковью-сестрой»?

Фонд стратегической культуры описывал уже, как Варфоломей сослужил папе Бенедикту, приняв его в 2006 г. на Фанаре. Ещё на церемонии встречи Экуменический патриарх приветствовал папу его словами “благословен грядущий во имя Господне”, как Самого Иисуса Христа (истинного Главу Церкви). И всё это при том, что Ватикан продолжает настаивать на догматах о первенстве власти и непогрешимости папы. Само согласие на гегемонию папы проявилось и в том, что имя Римского понтифика было произнесено на «литургии» первым – прежде Константинопольского патриарха.

На следующий год Варфоломей уже открыто заявил о готовности признать примат папы: «Если мы… придем к согласию с Католической Церковью в том, что касается значения термина "первенство", каким оно было в первом тысячелетии, то Экуменическому патриарху не составит труда признать первенство Римской кафедры и занять второе место». То, что «почётное первенство человеческого порядка», о котором упомянул тогда стамбульский патриарх, означает не что иное, как первенство власти, сам же он растолковал на сентябрьском архиерейском съезде Экуменического патриархата 2018 г. (на котором было принято решение о даровании Украине «автокефалии»). Впрочем, ещё за 10 лет до этого личный теолог Варфоломея Зизиулас «обосновал», что «каноны признают лишь один примат – реальной власти». И тогда уже примат этот фанариоты отдавали римскому престолу. Зачем?

Ответ прост. Экуменический патриарх в «воссоединённой под первенством Рима церкви» становится вторым по власти. Но власть эта распространяется на все «восточные церкви». Так Фанар меняет нынешнее иллюзорное первенство чести (мало что материального ему дающее) на второе место по реальной власти над «восточными церквами», увеличивая паству с 3 млн. прихожан (в основном – в США) до десятков миллионов.

Ватикан давно выступает за эту схему, о чём ещё на переломе XVIII–XIX вв. свидетельствовал афонский богослов и канонист прп. Никодим Святогорец: «Паписты… соглашаются на то, чтобы Константинопольский был судьёй над всеми, с той целью, чтобы показать, что если Константинопольский является над всеми судьёй, то Римский, как первенствующий по канонам и над Константинопольским, является последним и общим судьёй над всеми патриархами и над самым Константинопольским».

На каких же «догматических» основаниях строится будущее слияние фанарского «православия» с латинской верой?

«Взаимное признание», о котором говорит Елпидифор, уже свершилось на Баламандском совещании 1993 г., где и была принята формулировка «церковь-сестра». «Принятие разнообразия» (в частности, сохранение исторически сложившихся богослужебных традиций при условии поминания папы, как верховного первосвященника) ещё со средневековых уний признавалось Римом. Как и Константинополем времён Флорентийской унии. «Совместный литургический опыт» наработан уж десятками совместных служб в нарушение канонов православной церкви, которые, впрочем, ещё в прошлом веке Варфоломей объявил «устаревшими».

Варфоломей предельно конкретизирует пути неминуемого слияния с ВатиканомВарфоломей на бернардинской мессе

Что же касается «миссии и евангелизации», так ни Ватикан, ни Фанар, к примеру, ничего не имеют против «миссии» украинских униатов на таких православных землях как левобережье Днепра, Донбасс, Слободской край. Так что и тут «общая почва» для объединения.

«Обновление и реформы» (читай: обмирщение и разложение) – это то, что активно продвигается как в современном католичестве со времён II Ватиканского собора 1962–1966 гг., так и в фанарском «православии» со времён поддержки российских обновленцев в 1920-х.

Остаётся «общее исповедание веры». То есть, главным образом, вопрос о Filioque. «Когда православные и католики объединятся, нам нужно иметь одинаковое и идентичное исповедание веры», – говорит Елпидифор. Отметим, не «если», а «когда». Вопрос Фанаром уже решён вне зависимости от того, каким будет Символ веры. Что указывает на его значение для фанариотов. Как и для латинян: в том же униатстве можно «и так, и этак».

Однако таково ли значение исповедания веры для истинных православных? Все ли поместные церкви согласны на подобное отступничество, не говоря уже о «бытовых извращениях» католицизма, поощряющего всевозможные гендерные прелести, аборты и прочие права «общечеловека»? Не пора ли уж Русской церкви, заявившей в 2018 г. о своей верности канонам, зачинать отделение овец стада Христова от козлищ Варфоломеевых?

Попущением Свыше приостановлено на период распространения коронавируса действие главной духовной пандемии, распространяющейся через сослужение священноначалия нашей церкви с теми из братских поместных церквей, кто может сослужить с отступниками из греков. Однако и откровения всех этих Елпидифоров могут сыграть на руку приверженцам консолидации верных канонам. Надо только научиться, наконец, ставить вопрос ребром: не ограничиваться спорадической реакцией на постоянные пакости Фанара, а брать, наконец, инициативу в свои руки. Ради спасения душ верных.

Дмитрий Скворцов

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх