Свежие комментарии

  • ВЛАДИСЛАВ
    Хохлы уже начали слизать и сосать у Байдена? А-ха-ха-ха!!! Наздоровье.Джо Байден - «коз...
  • Виктор Шиховцев
    А что, есть сомнение в ответе?Семь лет Евромайд...
  • Россиянин
    Вкрутить ему саморезов в ***Задержан мужчина,...

"Хватит дипломатических игр". Чего Турция добивается на Кипре

"Хватит дипломатических игр". Чего Турция добивается на Кипре

Софья Мельничук

17 ноября 2020 г. 10:41:30

"Хватит дипломатических игр". Чего Турция добивается на Кипре

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган отправился в Турецкую Республику Северного Кипра — государство, которое признает только Анкара. Визит накануне переговоров по кипрскому урегулированию возмутил Никосию и Афины. Однако это далеко не единственная проблема разделенного острова. Что мешает стабильности в Восточном Средиземноморье

Провокационный визит

Провокационный, как его назвали в СМИ, государственный визит приурочен к нескольким событиям. Во-первых, Эрдоган встретился с новым президентом ТРСК Эрсином Татаром, вступившим в должность в конце октября после победы на выборах. Второй формальный повод — 37-я годовщина основания республики.

Эрдоган заявил, что Турция, как гарант по урегулированию, "больше не потерпит дипломатических игр", имея в виду геологоразведку месторождений углеводородов на кипрском шельфе. "Ни один шаг в Восточном Средиземноморье без учета справедливых интересов нашей страны и ТРСК не приведет к миру и стабильности", — подчеркнул турецкий лидер.

Кипрскую проблему по инициативе ООН решают давно — пока безуспешно. Очередные переговоры о создании единой федерации планировали на 2020-й.

Однако новый президент ТРСК не согласен — на его взгляд, Кипров должно быть два.

Предшественник Татара, Мустафа Акынджи, напротив, выступал за объединение севера и юга, разделенных с 1974 года, когда в ответ на свержение греками-киприотами первого президента архиепископа Макариоса III на остров вторглись турецкие войска.

Поездка Эрдогана в непризнанную республику привлекла внимание еще и потому, что состоялась на фоне обострившихся противоречий между Турцией, Кипром и Грецией из-за геологоразведывательных работ в Восточном Средиземноморье.

Спорная Афродита

Власти Республики Кипр требуют от Турции прекратить сейсморазведку в исключительной экономической зоне острова, поскольку это противоречит международному праву. В Анкаре отказываются, и спор тянется уже много лет.

Противоречия постоянно обостряются с 2011 года — после начала работ на газовом месторождении Афродита на шельфе Кипра. Турецкое судно Barbaros Hayreddin Pasa не раз появлялось в спорном районе. Летом 2019-го дошло до санкций Евросоюза против Анкары.

В августе этого года Греция ратифицировала соглашение с Египтом о разграничении морских зон, по которому получила право расширять территориальные воды вокруг островов с шести до двенадцати морских миль. Анкара это не признала. В знак протеста в исключительную экономическую зону (ИЭЗ) Греции и Кипра в сопровождении военных кораблей отправилось турецкое разведывательное судно Oruc Reis.

При этом Анкара настаивает, что находится там легально — по разрешению Турецкой Республики Северного Кипра.

Право на шельф

Позиция Турции в том, что Республика Кипр не может решать вопросы, связанные с месторождением Афродита, от имени всего острова, говорит Павел Гудев, специалист по морскому праву, старший научный сотрудник Центра североамериканских исследований ИМЭМО РАН.

"По мнению Анкары, ТРСК должна иметь и собственное территориальное море — 12 морских миль, исключительную экономическую зону и континентальный шельф — по 200 морских миль, — продолжает эксперт. — Иными словами, любые разграничения между ТРСК и Республикой Кипр возможны только после урегулирования их отношений. В результате киприоты выдают лицензии на разведку разным компаниям, а турки получают разрешение от ТРСК. И эти зоны накладываются друг на друга".

С другой стороны, необходимо учесть и притязания Турции. Дело в том, что к северо-востоку от Кипра у самого турецкого берега есть греческий остров Кастеллоризо. В рамках Конвенции ООН по морскому праву 1982 года Афины могут расширить предусмотренные соглашением 200-мильные ИЭЗ и территориальные воды вокруг острова.

Таким образом, значительную часть Восточного Средиземноморья перекроют морские зоны Греции и Кипра — они соприкоснутся. С точки зрения Турции это несправедливо: у страны огромная береговая линия и Анкара тоже вправе претендовать на континентальный шельф.

Чтобы не допустить раздела Восточного Средиземноморья между Грецией и Кипром, Турция заключила соглашение о разграничении морской границы с Ливией. "Хотя ни Афины, ни Никосия турецко-ливийскую морскую границу не признали, турки создали прецедент, чтобы в случае чего оспорить притязания Греции и Кипра", — поясняет Гудев.

Внешние препятствия

"Эрдоган хочет продемонстрировать волю и определить судьбу Кипра, но у нерегиональных игроков есть собственные интересы в Средиземном море. Не договорившись с ними, ситуацию не урегулировать", — отмечает в разговоре с РИА Новости директор российского Центра изучения новой Турции Юрий Мавашев.

Речь в первую очередь о проекте газопровода EastMed по дну Средиземного моря. Соглашение о прокладке труб Израиль, Греция и Кипр подписали в январе 2020-го. К нему примкнули Италия и Египет. "Если брать во внимание требования Турции, участникам придется менять подход", — полагает Мавашев.

Другое препятствие — проблемы Турции с Францией, которая в споре на стороне Греции, напоминает он. Эммануэль Макрон не раз требовал у Анкары отказаться от "незаконной активности" у берегов Кипра, от лица ЕС грозился санкциями, призывал евроальянс единодушно высказываться против.

"Франция и Турция соперничают: Анкара залезла в Северную Африку, которую Париж не хочет выпускать из сферы влияния, — объясняет эксперт. — Без договоренностей между ними пространства для урегулирования нет".

Решить спор невозможно, пока все заинтересованные стороны не определятся, на какую часть моря претендуют и готовы ли признать притязания оппонентов.

Разобраться в запутанной ситуации могли бы суды. Но даже если Греция подаст иск в Международный трибунал, привлечь Турцию к ответственности вряд ли удастся — Анкара так и не ратифицировала Конвенцию ООН по морскому праву, а значит, не обязана выполнять его решения.

Что касается Международного суда ООН — прецедент уже был в 1976 году. Тогда постановили, что юрисдикции для рассмотрения спора между Грецией и Турцией у этой инстанции нет. Поэтому угрозу обратиться в Гаагу Афины вряд ли реализуют. Есть и еще вариант — договориться в двустороннем порядке. Но, судя по всему, здесь перспективы совсем туманные.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх