Свежие комментарии

  • Феликс ДеДюЛин21 января, 15:39
    Роднина одна из них!!!Володин: У Госдум...
  • Господин Никто21 января, 15:14
    Пусть ФСБ проверит слова спикера ГД РФ. А то случай с бывшим экс-министром финансов МО может повториться уже на бо...Володин: У Госдум...
  • Александр Елизарьев21 января, 13:23
    А на последнем фото все АКЦИЯнеры свои лица попрятали за "тряпками" и транспарантами. Ссыте, суки? И правильно!!!Навальный раскачи...

«Мягкое противостояние»: как белорусские протесты повлияют на отношения России и Евросоюза?

«Мягкое противостояние»: как белорусские протесты повлияют на отношения России и Евросоюза?

4 января 2021 г. 14:35:59

«Мягкое противостояние»: как белорусские протесты повлияют на отношения России и Евросоюза?

С августа 2020 года, когда в Белоруссии прошли президентские выборы, на которых с многочисленными нарушениями в очередной раз победил Александр Лукашенко, в стране продолжаются массовые протесты. В этой ситуации Россия поддержала действующую власть, в то время как Европейский союз выступил на стороне оппозиции и ввел санкции против Лукашенко и его окружения. Как белорусские протесты повлияют на дальнейшие отношения между Россией и ЕС, и почему симпатия белорусов к восточному соседу снижается, а к западному – растет?

Пассивная реакция

После начала массовых протестов в Белоруссии реакция Евросоюза и России на них кардинально отличалась. Россия сразу же поддержала действующего президента Лукашенко. Путин поздравил Батьку с победой на выборах, а затем на переговорах с ним пообещал выделить Белоруссии кредит в 1,5 млрд долларов. Кроме того, представители России, например, министр обороны Сергей Шойгу, заявили о попытках оппозиции при поддержке Запада сменить власть в соседней стране с целью сорвать интеграцию Москвы и Минска в рамках Союзного государства, тем самым проявив солидарность с политическим режимом Лукашенко.

«Мягкое противостояние»: как белорусские протесты повлияют на отношения России и Евросоюза?Президенты Белоруссии и России Александр Лукашенко и Владимир Путин

Реакция же Европейского союза была совсем другой. Государства ЕС в большинстве своем не признали победу Лукашенко на президентских выборах и не рассматривают его в качестве легитимного главы белорусского государства. Однако они не признали в качестве президента и кандидата от оппозиции Светлану Тихановскую, продолжая призывать противоборствующие стороны к диалогу, который довольно сложно начать из-за все усиливающихся репрессий режима против протестующих. Кроме того, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель заявил, что несмотря на то обстоятельство, что страны Европы не признают Лукашенко законным президентом, с ним все равно нужно вести дела, поскольку именно он контролирует власть в стране.

В самом начале политического кризиса в Белоруссии лидеры европейских государств вели интенсивные переговоры с Россией, в том числе и передавая через Москву послания в Минск, что говорит о том, что они стремились избежать ухудшения отношений со своими восточными партнерами. По мнению Тихановской, европейские лидеры до сих пор предпочитают оглядываться на Россию при принятии решений в отношении Белоруссии.

Что касается санкций, то 19 августа 2020 года Европейский совет принял решение о разработке и принятии ограничений против белорусских чиновников, ответственных за фальсификации на выборах и насилие против участников протестов. Однако тогда их принятие было заблокировано Республикой Кипр, которая наложила вето на это решение до тех пор, пока не будут введены санкции против Турции. В итоге это вето было преодолено 2 октября, когда ЕС все же ввел санкции против 40 белорусских чиновников. В частности, им был запрещен въезд на территорию Евросоюза, а их активы в странах Европы были заморожены.

Сам же Лукашенко попал под санкции только в ноябре 2020 года вместе со своим старшим сыном Виктором – помощником президента Белоруссии по национальной безопасности и членом Совбеза. Кроме них, в расширенный список попали, например, глава президентской администрации Игорь Сергеенко и председатель Комитета государственной безопасности (КГБ) Иван Тертель.

Более активную позицию заняли соседи Белоруссии, входящие в Евросоюз – Литва, Латвия, Польша, а также Эстония. 13 августа президенты этих стран в совместном заявлении выдвинули Батьке требования, выполнение которых позволило бы ему избежать международной изоляции:

Немедленно прекратить применение силы против белорусского народа;

Освободить всех арестованных участников демонстраций и прекратить дальнейшие преследования;

Немедленно начать диалог с народом, организовав круглый стол по национальному примирению, в котором смогли бы принять участие как представители власти, так и оппозиции.

Кроме того, эти страны первыми ввели санкции против белорусского режима, еще в августе-сентябре ограничив десяткам его чиновников, включая и Лукашенко, въезд на свою территорию. А 10 сентября Сейм Литвы признал Светлану Тихановскую единственным избранным и законным президентом Белоруссии. Однако власти других стран ЕС пока не спешат последовать его примеру.

«Мягкое противостояние»: как белорусские протесты повлияют на отношения России и Евросоюза?Лидер белорусской оппозиции Светлана Тихановская

Определенную пассивность Евросоюза в белорусском кризисе принято объяснять тем обстоятельством, что конфликт власти и оппозиции в этой стране не является «цивилизационным» противостоянием, а лишь политическим выбором. В данном случае под этим понимается, что белорусы, участвующие в протестах, в отличие от украинцев во время «Евромайдана» 2013-2014 годов, выступают против власти не потому, что хотят сделать окончательный выбор между Западом и Россией. Они просто хотят сменить авторитарного лидера, запятнавшего себя фальсификациями выборов и репрессиями против собственных граждан.

А поскольку на протестах нет европейских флагов, то и пусть тогда их участники разбираются со своей властью сами. Правда, здесь присутствует тот существенный изъян, что России это обстоятельство никак не помешало активно поддержать Лукашенко, в связи с чем ЕС со своей пассивной позицией на ее фоне выглядит проигравшим.

Другая причина сдержанной реакции Европейского союза связана с пандемией COVID-19. В настоящее время вовсю продолжается вторая волна коронавируса, и страны Европы заняты своими собственными проблемами, включая преодоление серьезных экономических последствий пандемии. Однако и здесь можно заметить, что России, в которой общее количество заболевших (более 2,5 млн человек) превышает показатели стран Европы, COVID-19 не помешал занять активную позицию в белорусском политическом кризисе.

Но влияние пандемии можно проследить в том вопросе, что белорусская экономика сейчас находится в состоянии серьезного кризиса. Для его преодоления необходимы не только масштабные реформы, но и не менее масштабные финансовые вливания, то есть миллиарды долларов, которые помогли бы смягчить трудный переходный период.

Однако предложить такие средства государства ЕС, занятые собственной экономикой, сейчас не способны. А предоставление одного лишь безвизового режима белорусам без выделения денежных средств вряд ли сможет убедить их сделать выбор в пользу Европы.

Кроме того, позиции России в Белоруссии на данный момент гораздо более прочные, чем позиции стран ЕС. Здесь необходимо учитывать и наличие общего Союзного государства, и экономическую зависимость Минска от Москвы (как доказательство – выделение Путиным очередного кредита на поддержку западного соседа), и карьерные лифты для белорусской элиты в России. Не стоит забывать и о том, что Россия вполне готова к возможной эскалации противостояния, доказательством чего считается формирование по просьбе Батьки «резерва силовиков», который был сосредоточен вблизи российско-белорусской границы. ЕС же на военное вторжение в Беларусь с большой долей вероятности не пойдет даже в том случае, если туда будут введены российские войска.

Однако позиция Евросоюза в дальнейшем может стать гораздо более активной, учитывая то, что симпатии самих белорусов к восточному соседу уменьшаются.

Переменчивые симпатии

Необходимо отметить, что к началу августовских протестов значительная часть белорусского общества положительно относилась к России. В ходе них образ восточного соседа тоже выглядел достаточно позитивно. Лукашенко, который совсем незадолго до президентских выборов приказал задержать граждан России из ЧВК «Вагнер» и практически обвинил Москву в попытке организовать в Белоруссии государственный переворот, с началом антиправительственных демонстраций резко изменил свою риторику. Россия в его выступлениях вновь стала «самым надежным союзником, готовым поддержать в трудную минуту». В это же время и лидеры белорусской оппозиции, в отличие от своих украинских коллег времен «Евромайдана», тоже отзывались о Москве достаточно положительно. Причиной этого можно считать расчет на то, что Россия в случае победы оппозиции хотя бы сохранит нейтралитет и не станет вмешиваться в дела западного соседа.

Однако после открытой поддержки Батьки со стороны Москвы ситуация начала меняться. Это показывают результаты социологических опросов, проведенных белорусскими организациями в ноябре 2020 года.

Так, опрос Белорусской аналитической мастерской (BAW) показал снижение симпатий к России среди населения. Отвечая на вопрос, «в каком союзе государств было бы лучше жить народу Беларуси – в ЕС или в союзе с Россией?», Европейский союз выбрало 33% респондентов, а Россию – 40%. В сентябре такой же опрос выявил 27% и 52%, соответственно.

Другое исследование было проведено организацией Chatham House, которая опрашивала граждан в интернете. Опрос выявил 38% активных сторонников протестов и 28% тех, кто поддерживает Лукашенко. Обе эти категории в большинстве своем положительно относятся к России (70% и 96%, соответственно).

При этом 61% сторонников Лукашенко выступает за союз с Россией. Среди условных оппозиционеров таких всего 6%, а подавляющее большинство из них (77%) считают, что Минск в отношениях с Москвой и Брюсселем должен придерживаться нейтралитета.

«Мягкое противостояние»: как белорусские протесты повлияют на отношения России и Евросоюза?Акция протеста в Минске, 13 декабря 2020 года.

Но несмотря на свое в целом положительное отношение к России, 46% опрошенных заявили о том, что их отношение к восточному соседу ухудшилось из-за того, что Москва поддержала Батьку. А среди сторонников протестов это число и вовсе составило 80%.

Большинство респондентов (61%) не хотят, чтобы Россия вмешивалась в ситуацию в Белоруссии. Причем это мнение разделяют как сторонники оппозиции, так и приверженцы Лукашенко (54% и 51%, соответственно).

Нужно заметить, что подобные колебания в общественном мнении Белоруссии происходили и раньше. Однако раньше все зачастую происходило по одному и тому же сценарию – Батька ссорится с Москвой, обвиняя ее в давлении на партнера, государственные и оппозиционные СМИ критикуют Россию, а общество объединяется вокруг защиты своего суверенитета, и симпатии к восточному соседу падают. Затем, после разрешения конфликта и смены риторики со стороны Батьки, положительное отношение к восточному соседу вновь восстанавливается.

Но сейчас ситуация другая, поскольку падение симпатий происходит не на фоне конфликта в отношениях России и Белоруссии, а, наоборот, в период их улучшения. Ни Лукашенко, ни лидеры оппозиции, за исключением лишь Светланы Тихановской, практически не критикуют Россию. Да и Тихановская критикует скорее не саму Россию, а позицию ее президента Владимира Путина, поддержавшего Лукашенко. При этом она называет Россию «дружественной страной» и говорит, что всегда готова к диалогу.

Но несмотря на все это, белорусское общество все равно охладело к России. В этой ситуации у белорусов появилось ощущение, что Россия поддерживает не столько белорусов и их страну, сколько человека, возглавляющего государство. Однако это не означает, что симпатии белорусского общества к России окончательно и бесповоротно ушли в прошлое. Большая часть населения, причем как сторонников протестов, так и приверженцев действующей власти, все еще относится к восточному соседу положительно.

Тут необходимо отметить, что отношение белорусов к России, если судить по социологическим исследованиям той же организации BAW, является скорее ценностно-эмоциональным. То есть граждане Белоруссии хорошо относятся к России, потому что там «дружественный народ» и «братья», а некоторые и вовсе считают население двух стран одним народом. В то же время отношение белорусского общества к Евросоюзу носит более прагматический характер. То есть ЕС оценивают положительно по той причине, что там выше уровень жизни, и можно найти лучшую работу.

По мере развития политического кризиса в Белоруссии прагматические соображения станут все больше преобладать над эмоциональными, в особенности если страны ЕС займут более активную позицию против Лукашенко. В отношении России же, вполне вероятно, начнет действовать следующая простая логика: если она помогла Батьке удержаться у власти, то именно Москва ответственна за все, что он сделал с августа. А поскольку Россия молчит насчет проводимых Лукашенко массовых репрессий против протестующих, то она их поддерживает или не считает важной причиной для критики.

В этой ситуации Москва станет ассоциироваться у недовольной части белорусского общества со всеми действиями Батьки. Белорусы вполне могут прийти к выводу, что нельзя хорошо относиться к России и при этом выступать против Лукашенко, а необходимо выработать единый подход. В этом случае спад пророссийских настроений в белорусском обществе может стать гораздо более продолжительным, чем раньше, и даже привести к распаду существующего сейчас большинства, положительно относящегося к восточному соседу.

Реформа и эскалация

Дальнейшие отношения России и Евросоюза на фоне белорусских протестов имеют потенциал как для смягчения, так и для эскалации. Здесь можно выделить три основных сценария развития событий.

Первый сценарий произойдет в том случае, если Лукашенко все же проведет обещанную им конституционную реформу. В этом случае власть в Белоруссии с большой вероятностью постепенно перейдет в руки преемника действующего президента, а сама политика станет более конкурентной, так как больше не будет привязана к личности и власти конкретного человека, занимающего пост главы государства.

Причем в передаче власти в Белоруссии от одного человека к широкой коалиции политических сил заинтересованы как Россия, так и ЕС. В этом случае в Минске могли бы появиться сильные пророссийские партии, которые бы боролись с проевропейскими на выборах. А Евросоюз, в свою очередь, смог бы постепенно наращивать свое влияние в стране, не переводя противостояние с Россией в фазу открытого конфликта.

Для того, чтобы понять, как выглядело бы воплощение этого сценария в жизнь, можно посмотреть на Молдавию. Там пророссийские и проевропейские политические силы уже несколько десятилетий конкурируют друг с другом, при этом объединяясь для решения общих проблем. А Россия и ЕС поддерживают их, не переходя к открытому противостоянию между собой.

«Мягкое противостояние»: как белорусские протесты повлияют на отношения России и Евросоюза?Действующий и избранный президенты Молдавии Игорь Додон и Майя Санду, лидеры пророссийских и проевропейских политических сил

Однако здесь нужно уточнить, что этот сценарий может воплотиться только в том случае, если ни один из внешних игроков в Белоруссии не получит решающее преимущество над другим, и они будут конкурировать друг с другом на более или менее равных условиях. Остальные же варианты предполагают совсем другое развитие событий.

Второй сценарий может произойти, если российское влияние резко возрастет. Например, если ситуация в ее экономике быстро ухудшится, в том числе и по причине западных санкций, то Россия будет вынуждена компенсировать это еще более масштабными денежными инвестициями. В этом случае она вполне может захотеть получить что-то взамен, например, ускорение политической интеграции или размещение российских баз на территории соседа.

В свою очередь страны ЕС, которые вовсе не заинтересованы в российском военном присутствии к востоку от своих границ, сменят свою нынешнюю пассивность на активное противодействие Москве. Тогда отношения России и Евросоюза в любом случае вступят в фазу открытого конфликта.

Третий же сценарий, наоборот, связан с резким усилением европейского влияния в Белоруссии. Результаты социологических опросов показывают, что поддержка Россией Лукашенко подрывает симпатии к ней со стороны значимой части белорусов. В противовес этому их симпатии к Евросоюзу растут. Если в руках протестующих появятся флаги ЕС, и зайдет речь об окончательном выборе между Россией и Европой, то страны Евросоюза вполне могут перейти от нынешней пассивности к активной поддержке антиправительственных демонстраций и свержению Батьки. В случае, если ситуация будет развиваться по украинскому сценарию, Россия может прибегнуть к силовым методам. Тогда Белоруссия станет еще одной зоной нестабильности и конфликта между Россией и ЕС.

Белорусский политический кризис пока далек от завершения, однако он уже сейчас влияет на отношения России и Евросоюза. И от того, кто выйдет из этого кризиса победителем, во многом зависит, перейдут ли отношения Москвы и Брюсселя от нынешнего мягкого противостояния к жесткой конфронтации.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх