Свежие комментарии

  • Хатуль Мадан2 марта, 14:37
    А зачем нам в центре столицы памятник польскому полужиду? А по еврейской Галахе чистокровному жиду. Галаха — традици...Голосование за па...
  • Владимир Петросов28 февраля, 6:59
    Этим тварям надо направить вакцину после полного восстановления памятника Коневу. Чтобы другим не повадно было и своё...Президент Чехии п...
  • Сергей Рузманов27 февраля, 13:28
    Собянин, верни Дзержинского на площадь и разблокируй социальные карты. Хватит опустошать кошельки пенсионеровГолосование за па...

Команда Байдена может вызвать шторм в отношениях с Турцией — мнение

Команда Байдена может вызвать шторм в отношениях с Турцией — мнение

25 января 2021 г. 21:30:16

Команда Байдена может вызвать шторм в отношениях с Турцией — мнение

Первые признаки мрачной картины отношений между Турцией и США с приходом в Белый дом нового президента проявились на прошлой неделе, когда ключевое лицо во внешнеполитической команде Джо Байдена, его кандидат на пост госсекретаря Энтони Блинкен назвал Анкару «так называемым стратегическим партнёром» Вашингтона. Об этом сегодня, 25 января, на страницах саудовской газеты Arab News пишет бывший министр иностранных дел Турции Яшар Якыш (в 2002—2003 гг.).

«Идея о том, что наш стратегический — так называемый стратегический — партнёр на самом деле будет соответствовать одному из наших крупнейших стратегических конкурентов в лице России, неприемлема», — сказал тогда следующий глава американский дипломатии.

Как отмечает Яшар Якыш, Энтони Блинкен этим не ограничился, указав, что администрация Джо Байдена оценит влияние существующих санкций США в отношении Турции в связи с приобретением ею российских зенитных ракетных комплексов (ЗРК) С-400 и определит, требуется ли «дополнительное давление» на Анкару.

Энтони Блинкен известен своей критикой Турции, но его упоминание союзника по НАТО в качестве «так называемого стратегического партнёра» ещё до того, как он вступил в должность, предполагает, что перед Анкарой стоят сложные задачи в выстраивании отношений с командой Байдена.

По всей видимости, она не хочет мириться с тем, чтобы Турция имела право поддерживать хорошие отношения как с США, так и с Россией, полагает Якыш.

Ещё одна ключевая фигура в новой администрации Белого дома — генерал в отставке Ллойд Остин, ныне министр обороны. В 2013 году он был назначен главой Центрального командования ВС США (CENTCOM), в зону ответственности которого входят Ближний Восток, Центральная и Южная Азия. Он сотрудничал с Турцией в рамках программы США по обучению и оснащению союзников для борьбы с террористической организацией ДАИШ («Исламское государство», ИГ, ИГИЛ — запрещена в России) в Сирии, но эта программа впоследствии обернулась провалом. Боевики сирийской вооруженной оппозиции прошли обучение в Турции и были отправлены в Сирию с американским оружием, но как только они пересекли границу, то сдали свои бронемашины, вооружение и боеприпасы террористической группировке «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в России). После этого провала при непосредственном участии Турции Ллойд Остин обратил взор на формирования сирийских курдов, в лице которых, несмотря на сильное сопротивление Турции, США нашли более надёжного союзника на земле в Сирии. Остин был первым американским военным чиновником, признавшим на слушаниях в Сенате Конгресса США в сентябре 2015 года, что американские военные участвовали в боевых действиях вместе с курдскими «Отрядами народной самообороны» (YPG), и что они оказывали курдам консультационные услуги и прямую военную помощь. Остин ушёл в отставку в 2016 году, но, командуя CENTCOM, он сыграл решающую роль в вооружении курдских YPG. Теперь, когда он стал высокопоставленным чиновником, отвечающим за реализацию военных планов США не только на Ближнем Востоке, но и во всём мире, у Турции есть основания для беспокойства, подчёркивает автор публикации.

Третий высокопоставленный чиновник, назначение которого не вызвало радость в Турции, — это Бретт Макгерк, бывший специальный представитель президента США по борьбе с террористической организацией ИГИЛ, назначенный Байденом координатором по Ближнему Востоку и Северной Африке в Совете национальной безопасности США. Его считают архитектором американской политики в отношении сирийских курдов. Турецкие СМИ ранее опубликовали критические высказывания в его адрес, припомнив ему самое активное участие в усилении YPG на севере Сирии.

Советник Байдена по национальной безопасности Джейк Салливан — ещё одно имя, по поводу которого у Турции в прошлом были некоторые опасения. В статье, написанной им в 2017 году, он сравнил арест в турецкой столице некоторых сотрудников американского посольства с «захватом заложников» и резко критиковал военные операции Анкары против курдов в Ираке. Он также подверг критике бывшего президента СШАДональда Трампа за недостаточную жёсткость в отношении турецкого лидера Реджепа Тайипа Эрдогана и правящей Партии справедливости и развития, предложив ввести санкции против ближневосточного союзника по НАТО.

И последнее, но не менее важное — это сам президент Джо Байден, пишет Якыш. Он неоднократно критиковалТурцию. Как сенатор, он либо спонсировал, либо поддерживал многие резолюции, противоречащие интересам Турции.

Важным фактором в будущем турецко-американских отношений станут детали политики Байдена в отношении Ирана. Анкаре, возможно, не нравится, когда её используют в качестве пешки в политике Вашингтона в отношении Ирана, но она не может выступать против трёхстороннего сотрудничества с США и Ираком. Турция нуждается во взаимодействии с Ираком, чтобы оказывать давление на Рабочую партию Курдистана (РПК), которая считается террористической организацией и в Турции, и в США. Таким образом, Вашингтон может сотрудничать с Анкарой в Ираке, чтобы оказать большее давление на Иран. Такое сотрудничество не означало бы, что США откажутся от партнёрства с сирийскими курдами, отмечает Якыш.

Кроме того, благодаря длительной государственной службе Байден осознаёт важность Турции для евроатлантического сообщества. Таким образом, он сможет взвесить плюсы и минусы любого шага, который может вызвать антагонизм в отношениях США с Турцией, добавляет он.

За ноябрьскими президентскими выборами в США в Турции пристально наблюдали, и турецкая бюрократия, должно быть, подготовилась к нескольким сценариям будущих переговоров с заокеанской державой. Независимо от того, какое негативное отношение могли иметь назначенцы Байдена в прошлом, одним из преимуществ является то, что большинство из них достаточно хорошо знают Турцию. Вероятно, они попытаются удержать Анкару под контролем, не рискуя потерять её как союзника.

«Возможно, приближается шторм (в американо-турецких отношениях. — Ред.), но ущерб, который он нанесёт, всё ещё трудно предсказать», — заключает Яшар Якыш.

Как сообщало EADaily, Турция все последние недели призывает новую администрацию США вступить в диалог и пересмотреть решение о введении санкций в отношении ближневосточного союзника по НАТО за покупку С-400. Предложение озвучивается, несмотря на то, что Вашингтон уже дал ясно понять Анкаре, что отказ от санкций невозможен, пока турецкие власти «не избавятся» от российской оборонительной системы.

Вашингтон с начала прошлого года требует от Анкары отказаться от планов развёртывания российских ЗРК, указывая на то, что это поставит окончательный крест на участии Турции в программе F-35, и предлагая натовскому союзнику «альтернативу» в виде поставок американских противоракетных систем Patriot. После выдворения Турции из программы F-35 Пентагон объявил о приобретении восьми истребителей F-35A Lightning II, которые изначально предназначались для Анкары. Всего турецкая сторона изъявляла желание закупить 100 новейших боевых машин. США и их европейские союзники по НАТО опасаются, что радары на комплексах С-400 могут обнаруживать и отслеживать F-35, что сделает их менее скрытными для российских систем в будущем.

Напомним, госсекретарь Майк Помпео объявил 14 декабря, что США вводят санкции в отношении руководства Управления оборонной промышленности (SSB) Турции, включая его директора Исмаила Демира, из-за приобретения Анкарой ЗРК С-400, что «противоречит» её статусу в качестве члена НАТО. Санкции запрещают SSB получать кредиты от американских или международных финансовых институтов, ограничивают экспортные лицензии на турецкую военную продукцию, созданную с использованием компонентов производства США, а также инициируют замораживание виз и финансовых активов руководящего состава SSB.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх