Свежие комментарии

"Не ломать, а улучшать": Пять золотых правил самого честного русского министра

"Не ломать, а улучшать": Пять золотых правил самого честного русского министра

4 января 2021 г. 14:40:06

"Не ломать, а улучшать": Пять золотых правил самого честного русского министра

Министр финансов – должность в народе, мягко говоря, не самая популярная. Чуть что, случись какие проблемы с финансами в стране, винят в этом именно его. Но был в истории нашей страны один примечательный чиновник, сумевший не только подняться до высокого кресла чуть ли не с низов, но и стать самым легендарным министром финансов России и главным авторитетом в области политэкономии XIX века. Имя этого человека – Егор Францевич Канкрин.

Время его служения Отечеству пришлось на довольно сложный период. Когда он вступил в должность министра финансов, Россия имела серьёзный бюджетный дефицит, а когда оставлял пост, бюджет уже был с профицитом. На "огненном стуле" главы Минфина он провёл более двух десятков лет. Яркий представитель русско-немецкой политэкономической школы и противник учения Адама Смита смог добиться того, что не удавалось его предшественникам.

Кому-то блестящая карьера Канкрина может показаться стечением обстоятельств, но на самом деле достигнуть всего и прославиться не только в России, но и в Европе выходцу из немецких бюргеров помогли его недюжинный ум и невероятная работоспособность.

Начало пути

В Россию Егор Канкрин (тогда ещё Георг Людвиг Канкрин) попал в возрасте 22 лет. Его отец по призыву русского правительства переселился в 1783 году в Россию, в Старую Руссу, где возглавил соляные прииски. Будущему министру финансов было тогда девять лет.

Георг закончил сначала гимназию, затем учился в Гисенском и Марбургском университетах. Образование он получил отличное – и политико-юридическое, и инженерно-техническое. В 1779 году молодой человек переехал к отцу в Россию, в Старую Руссу и занял должность его помощника.

Однако характер у старшего Канкрина был довольно скверным, поэтому отец и сын вскоре разругались, да так, что Георг, бросив всё, отправился в Петербург. Конечно, в столице никто не ждал его с распростёртыми объятиями, так что парню пришлось немало помыкаться и узнать, что такое бедность. Какое-то время он перебивался уроками и службой у частных лиц, а затем получил должность секретаря у подрядчика и поставщика армии и флота Абрама Перетца.

Благодаря протекции отца Георг, к тому времени уже сменивший имя на Егор, попал на работу в Министерство внутренних дел, где стал советником экспедиции государственных имуществ по соляному делу. Ещё через несколько лет он получил звание статского советника и должность инспектора всех петербургских иностранных колоний.

Честный интендант – большая редкость

Самое заметное влияние на карьеру Канкрина оказал период Наполеоновских войн. Именно в это время раскрылся его талант экономиста. Благодаря вполне заслуженным блестящим рекомендациям, в 1812 году он становится генерал-интендантом 1-й армии, а уже год спустя – генерал-интендантом действующей русской армии. Первым способности Канкрина сумел разглядеть военный министр Михаил Барклай-де-Толли.

"Не ломать, а улучшать": Пять золотых правил самого честного русского министра

Выдвижению Канкрина в качестве генерал-интенданта способствовал военный министр Михаил Барклай-де-Толли, высоко ценивший его разносторонний ум, хозяйственные и организаторские способности, а главное – безупречную честность. Фото: Victor Lisitsyn/ Globallookpess

Как известно, голодный солдат не воюет, а при Канкрине войска не знали проблем с продовольствием, к тому же он удивительным образом умел и сокращать расходы.

К примеру, во время заграничного похода русской армии в 1813-1814 годах он настолько успешно организовал закупку провианта, так жёстко вёл переговоры, что заставил союзников снизить цены в шесть раз и вместо затребованных 360 миллионов рублей обеспечение солдат едой обошлось казне в 60 миллионов.

За годы военных операций этого периода Канкрин сэкономил для казны и военный бюджет, спланировав его с профицитом в 25 миллионов рублей. Эти заслуги Егора Канкрина были замечены, и вскоре он был повышен в звании до генерал-лейтенанта.

Вот как о нём вспоминал друг Александра Пушкина, известный мемуарист Филипп Вигель: "Четыре года сряду в России, в Германии, во Франции войско наше, благодаря его попечениям, ни в чём не нуждалось".

Свою роль, конечно, сыграла и непримиримая борьба, которую Канкрин вёл с хищениями и взяточничеством, что было вообще нетипично для интендантского ведомства тех лет. Правда, в результате этой борьбы он сумел нажить себя и огромное количество врагов. Но как обойтись без этого?

Записка об освобождении крепостных

Его блестящая карьера едва не рухнула после того как он подал в 1818 году на имя императора записку "Разыскание о происхождении и отмене крепостного права или зависимости земледельцев, в особенности, в России", в которой очень подробно изложил свои мысли по поводу необходимости раскрепощения крестьян, при этом – обязательно вместе с землёй.

Вместо ответа Александр I, который к тому моменту из либерала превратился в консерватора, отправил молодого реформатора в отставку. К слову, по оценке современников, план освобождения крепостных, предложенный Канкриным, был намного удачнее того, который будет реализован почти полвека спустя.

Продлилась опала недолго, всё это время Егор Францевич упорно работал над своими трудами по теории финансов. Через три года император вернул его на службу – советы Канкрина оказались очень нужны. В 1821 году Егора Францевича вводят в Государственный совет, а в 1823-м он получает должность министра финансов. Жесточайшая экономия и продолжаемая им непримиримая борьба с казнокрадством стала причиной появления новых врагов.

Как расхлебать "гурьевскую кашу"

Что получил Егор Канкрин в наследство от своего предшественника графа Гурьева, сумевшего развалить всё и вся? Отсталую экономическую систему, падающий рубль, всеобщую бедность и практически вычищенную казну. Расходная часть бюджета почти в полтора раза превышала доходную, а внешний государственный долг вырос до 100 миллионов рублей серебром. Как говорили современники, пришлось Канкрину поначалу расхлёбывать "гурьевскую кашу".

Конечно, не всегда Канкрину удавалось добиться бездефицитного бюджета, постоянно мешали разные чрезвычайные обстоятельства, такие как войны с Персией и Турцией, польское восстание, неурожаи или эпидемия холеры. При этом Канкрин был убеждённым противником введения новых налогов и сборов. Вопрос наполнения казны он предпочитал решать другим путём. К примеру, установлением табачного акциза или восстановлением "винных откупов", которые были при графе Гурьеве заменены на акцизы. Канкрин не считал акциз "плохим налогом", но вот к контролю его собирания у него были серьёзные вопросы: "Всё главнейшим образом должно опираться на честность чиновников, а вору дай хоть миллион, он воровать не перестанет".

На тот момент российские деньги были невероятно дёшевы – всего-то 20 серебряных копеек за рубль. Металлические монеты в России из оборота практически исчезли, зато бумажные купюры выпускались без какого-либо контроля – граф Гурьев нередко использовал дополнительные эмиссии. К тому же на руках у населения было немало и фальшивых банкнот, в основном ими расплачивались наполеоновские войска в период Отечественной войны 1812 года. И если в 1800 году в обороте находилось около 212 миллионов бумажных рублей, то к 1817-му их стало 836 миллионов.

Курс российского рубля постоянно колебался, к тому же этих курсов было несколько – вексельный, казённый, таможенный, биржевой, а также "простонародный", который использовался в частных сделках. Население почти перестало верить в бумажные купюры, отдавая предпочтение металлическим деньгам.

Денежная реформа, которая спасла Россию

Ещё до начала Отечественной войны 1812 года Михаил Сперанский, возглавлявший на тот момент только-только созданный Госсовет, составил "План финансов", в котором, помимо других немаловажных предложений, говорилось и о таких радикальных мерах, как изъятие из обращения ассигнаций и замена их новыми банкнотами, уже обеспеченными серебром. Взяв за основу идеи Сперанского, Канкрин начал готовить столь необходимые финансовые преобразования.

Одной из главных задач стало установление серебра в качестве основы денежной системы Российской империи и определение единого курса. Для этого были повышены налоги, в Западной Европе активно закупалось серебро и золото, у населения скупались серебряные монеты и был увеличен объём добычи драгоценных металлов на территории страны.

Денежная реформа проводилась уже в царствование Николая I, в 1839-43 годах. В основу был взят серебряный рубль, стоимость которого равнялась 3,5 рубля ассигнациями. Фактически это была девальвация, а серебряный рубль временно стал основной государственной валютой.

В этом же году была создана Депозитная касса, а в оборот стали вводиться новые бумажные деньги – так называемые депозитные билеты в 3, 5, 10, 25, 50 и 100 рублей номиналом. Все они подкреплялись серебряным запасом.

"Не ломать, а улучшать": Пять золотых правил самого честного русского министра

Егор Канкрин остался на своем посту даже после смерти Александра I. Новый император, Николай I, министра финансов недолюбливал, тем не менее профессиональные качества ценил высоко. Когда Канкрин как-то раз попросил об отставке, император ответил: "Ты знаешь, что нас двое, которые не можем оставить своих постов, пока живы: ты и я". Фото: Russian Look/Globallookpress

Это дало возможность русской экономике почувствовать прилив капитала. В 1841 году в обращение были запущены кредитные билеты. В 1843 году на заключительном, третьем этапе денежной реформы манифестом императора отменялись все ценные бумаги, выпущенные с начала реформы, и началась их замена на государственные кредитные билеты нового образца.

"Не ломать, а улучшать": пять золотых правил Егора Канкрина

Канкрин не только смог вывести империю из состояния кризиса, но и создать национальную финансовую систему. Николай I министра финансов очень недолюбливал, однако, как и Александр I, высоко ценил его профессиональные качества, а также последовательность в действиях, невероятную честность и стремление экономить "каждую копеечку".

Понятно, что врагов у Канкрина со временем меньше не стало, скорее, наоборот. Но, невзирая на постоянные наветы придворных недоброжелателей, император не отпускал министра с его поста вплоть до того времени, когда тот уж совсем расхворался.

Егор Канкрин был единственным министром, который постоянно в своей работе опирался на науку, и это было довольно необычно для его времени. Главным девизом Канкрина в финансовой политике была фраза "не ломать, а улучшать", то есть проводить реформы необходимо осторожно, но неуклонно. А в работе он придерживался пяти золотых правил:

бережливость и экономия;

осторожность в пользовании государственным кредитом;

крайняя осторожность в установлении новых налогов;

поднятие отечественной промышленности;

упрочение денежной системы

И эти правила, которым министр финансов следовал в своей работе неукоснительно, помогли ему совершить чудо в довольно короткие сроки.

Пять этих золотых правил Канкрина совершенно точно не помешало бы исповедовать и современным правительствам России. Смотришь, результат их деятельности мог бы тогда быть если и не столь потрясающим, как у Егора Францевича, то всё же более достойным, чем имеем на сегодняшний день.

Аля Самитова

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх