Свежие комментарии

  • Александр
    Жаль, что на место уважения к человеку, хорошему артисту, приходит разочарование в нем....Зачем этот бессмы...
  • Малик Гумеров
    За Родину , за Сталина ... советский солдат перемолол всю эту сатанинскую мощь запада - всей Европы !22 июня 1941 года...
  • Серж Южанин
    Украина-2021: туп...

Мифологизация как инструмент идентичности Казахстана

Мифологизация как инструмент идентичности Казахстана

Как власти азиатской державы пытаются сделать из истории основу национальной идеологии республики

Помимо вытеснения русского языка из публичного пространства, важным аспектом дерусификации Казахстана является формирование нового взгляда на историю и национальную культуру.

Казахи, как и остальные народы бывшего СССР, не имевшие собственной государственности, проводят многочисленные «исследования» с целью обоснования своего этнического своеобразия, уникальности, непохожести на остальные этносы.

Дополнительно к прочтению: История появления Казахстана

Помимо романтизации героев национального эпоса (батыров) и деятелей, стоявших у истоков казахской литературы (Абай Кунанбаев), руководство республики всячески поддерживает тезис о том, что история Казахстана уходит своими корнями в глубокую древность, как бы намекая на то, что становление государственности и национальной идентичности началось сотни лет назад.

«Наша священная земля, унаследованная от предков, — наше главное богатство. Она не была нам «подарена» кем-либо. Отечественная история началась не в 1991-м или 1936 годах. Наши предки жили здесь во времена Казахского ханства, в эпоху Золотой Орды, Тюркского каганата, гуннов, саков.
Другими словами, корни нашей национальной истории уходят далеко в глубь времен», — написал президент Казахстана Касым-Жомарт Токаева в своей программной январской статье «Независимость дороже всего»


Правда, никаких более-менее достоверных сведений о том, что было в этой манящей глубокой древности, у серьёзных учёных нет. Скорее всего, предки современных казахов ничем особенно не отличались от остальных кочевых народов, не имевших письменности и государственности.

Например, в исторической науке, школах и СМИ Казахстана продвигается тезис о необычайно богатой скотоводческой культуре и якобы активном участии предков современных казахов в Великом Шёлковом пути, который на самом деле просто проходил по южным регионам страны.

Ещё по теме: Казахам не даёт покоя слова депутатов Фёдорова и Никонова (раз, два) о государственности Казахстана.

Разговор о транзитном статусе Казахстана в Великом Шёлковом пути и отсутствии сведений о развитой материальной культуре сейчас фактически табуирован, так как не вписывается в канву формирующейся национальной идеологии. Учёный, который будет пытаться отрезвить казахстанскую власть и общество, скорее всего, подвергнется отстранению от научной и публичной деятельности.

В этом контексте интересным образом казахи обыграли пребывание в составе Золотой Орды. Данный эпизод рассматривается в большей степени не как покорение, а как появление возможностей у кочевых кланов современного Казахстана влиять на положение дел в огромной империи и вассальных ей государствах, включая Русь.

«Большая часть нынешнего Казахстана вошла в состав Золотой Орды, улуса, который принадлежал наследникам Джучи, старшего сына Чингисхана. Казахские ханы впоследствии являлись его прямыми потомками, и их прерогатива на верховную власть в стране не подвергалась сомнению», — говорится в мини-энциклопедии Национального музея Республики Казахстан


Учитывая идущий сверху прессинг и запрос на новые «исследования», которые, по сути, превращаются в бесплодные мытарства, можно ожидать, что в Казахстане с течением времени будет создана стройная легенда, объясняющая происхождение казахского народа из «глубины веков» и его связь не только с Ордой, но и с древними цивилизациями.

Под предлогом нового взгляда на историю в Казахстане началась кампания по переименованию регионов и населённых пунктов. Например, совсем недавно Южно-Казахстанская область превратилась в Туркестанскую. Таким образом власти республики продемонстрировали верность курсу на «восстановление исторической преемственности» (Туркестан считается центром культурного и экономического развития предков казахов).

Токаев прямо говорит о необходимости продолжить процесс переименования. С большой вероятностью на карте Казахстана исчезнет немало советских, а значит, и русских названий. Подобную национализацию поддерживают и ряд оппозиционных политсил, выступающих за создание национальной идеологии исключительно на основе казахской культурной традиции.

Чтобы добавить нотку драматизма в историю Казахстана, учёные и публичные деятели республики объявили о том, что страна оказывается пережила национально-освободительную войну.

Под ней подразумевается период 1723-1727 годов («Ақтабан шұбырынды»), когда на кочевников напали «коалиционные международные силы» в составе джунгар, волжских калмыков, яицких (уральских) казаков, башкир, войск ханов Бухары и Хивы.

В реальности «национально-освободительная война» казахского народа представляла собой типичную разборку между влиятельными на тот момент силами необъятных степных пространств с целью банального грабежа и лёгкой наживы

Примечательно, что постепенной интеграции Казахстана в состав Российской империи и подъёму материальной культуры в официальной истории республики внимания почти не уделяется, а вхождение в СССР преподносится как добровольное волеизъявление квазигосударственного образования Алаш-Орды.

Отношение к советскому периоду в Казахстане неоднозначное. Из-за того, что его освещение напрямую связано с личностью и карьерой ярого коммуниста Нурсултана Назарбаева, в республике не принято очернять послевоенные события, которые к тому же сопровождались бурным экономическим ростом.

Ложкой дёгтя в тот период является милитаризация и ядерные испытания на Семипалатинском полигоне, закрытие которого относят к едва ли не главной международной заслуге Назарбаева, хотя его деятельность ещё на излёте 1980-х годов потеряла военный смысл.

Все научные потуги казахов, связанные с обоснованием тезиса о развитом обществе и постоянном процессе становления государственности, рушатся о две объективные преграды. Первая — кочевой образ жизни казахов с акцентом на скотоводческой форме хозяйствования. И вторая — отсутствие письменности, что автоматически означает отсутствие даже зачатков цивилизованных бюрократических институтов.

Неувязочка с письменностью не давала покоя казахским учёным ещё в советский период. Так, в 1973 году эпиграфической экспедицией при Институте языкознания Академии наук Казахстана был обнаружен камень, целиком покрытый «древними руническими письменами». Возраст находки датировался VI-IV веками до н.э.

Камень перевезли в Академию Наук для более детального изучения, но каково же было разочарование, когда выяснилось, что «древние руны» были выбиты в 1969 году на съёмках фильма «Кыз–Жибек», взяв за основу письмена из книги ленинградского тюрколога Сергея Малова «Памятники древнетюркской письменности Монголии и Киргизии».

Эта анекдотичная ситуация прекрасно отражает всю сущность натужного стремления казахов к поиску доказательств своего древнего происхождения и уникальности. Однако Казахстан явно не собирается сворачивать с пути по дальнейшей мифологизации собственной не очень богатой на знаменательные события истории.

«…оставаясь частью мирового сообщества, мы должны трепетно относиться к своим корням. Нельзя отрываться от своей самобытной культуры и уникальных традиций, которые составляют нашу национальную идентичность. Только оберегая и укрепляя её, мы сможем сохранить себя в цивилизационном хаосе», — подчёркивает Токаев в своей статье


Лояльные режиму казахстанские политологи нередко говорят, что игры в древность и самобытность необходимы для укрепления государственности, дескать, без знания корней ничего не построить. Но, как показывает общемировая практика, такая откровенная архаизация лишь тянет общество вниз, мешая ему усваивать технологии и культурные достижения других стран.

Степан Зайцев


Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх